Первые и яркие воспо-
минания о Безымянке моего
детства - это немного пыльные
дворы панельных пятиэтажек,
поросшие карагачом и
акацией, и огромные, выше
человеческого роста, сугробы
вдоль тротуаров зимой.


Зеленоглазое Уральское такси.

Раз уж начал рассказывать про командировки (вот тут про Оренбург http://bezymyanka.ru/blog/view/700/), то продолжу рассказом об еще одной яркой и запоминающейся командировке в Аксай. А яркой и запоминающейся она оказалась благодаря одному невероятно энергичному и шустрому таксисту города Уральска, имя которого я сейчас уже не помню, но сохранил о нём самые теплые воспоминания.

Итак, послало меня начальство завершить работы, на которые мы подрядились в тогда ещё российском городе Аксай, сейчас это уже Казахстан. Работа несложная, но ответственная: отвезти солидный пакет денег и получить какие-то бумаги, как я понимаю, это был откат. Аксай в то время небольшой городок в 130 километрах от Уральска, тогда там аэропорта не было (да и сейчас вряд ли есть), а скорые поезда останавливались не все, поэтому я спланировал пунктом прибытия город Уральск. Тем более что там у меня тоже намечались дела с экспертно-криминалистическим отделом милиции города. Уральск - это невысокий спокойный город с приветливыми людьми, стоящий на берегу реки Урал, в которой водится замечательная рыба.

Так вот, прибыл я в Уральск поездом, разместился в гостинице на площади и пошел искать такси для поездки в Аксай. Кажется, за этим занятием забрел даже в таксопарк, перед которым стояла группа машин. Я приглядел пару-тройку машин поновее и стал договариваться с водителями. Один из водителей сразу согласился, это был парень постарше меня с открытым и приветливым лицом, имени уже не припоминаю, но пусть будет Саша. Саша производил впечатление энергичного, уверенного и надежного человека и мы договорились выехать на следующее утро. Только сразу предупредил, что в машине курить не позволит.

На его новой желтой «Волге» ГАЗ-24 мы быстро добрались до Аксая, пару раз останавливаясь для перекура, заехали по адресу, я передал пакет и документы и взял расписку. Мы с Сашей пообедали сайгачатиной в местной столовой, к слову говоря, везде была только сайгачатина, да я и не возражал, мне мясо понравилось. И мы двинулись обратно.

Обратная дорога была такой же скучной, как и пейзаж за окном машины и я размышлял, как скоротать последний вечер перед возвращением домой. И уже когда показался пригород Уральска, я вдруг вспомнил, что у меня в гостинице есть пол-литра водки, которую я захватил из дома. Если кто помнит, в те времена водка была дефицитом и продавалась по талонам. У меня немного потеплело в душе, и я сказал Саше, что в гостинице есть полбанки, а вот выпить-то не с кем, не везти же обратно.
- Нет проблем, командир, - услышал я в ответ почти без паузы. Водка в Уральске, я думаю, была такой же редкостью как и везде («спасибо» Михал Сергеичу и его соратнику Яковлеву). Было заметно, что мой водитель оживился и о чем-то размышляет.
- Давай так, сейчас заезжаем в твою гостиницу и едем в одно место, - Саша принимал решения быстро, - там нормально посидим.

Заехали в гостиницу, Саша зачем-то попросил меня сесть на заднее сиденье его такси, и мы двинулись в «одно место». По дороге Саша подсаживал пассажиров и о чем-то, как любой общительный таксист, с ними негромко разговаривал. Одной из пассажирок оказалась девушка в темно-синем форменном пальто гражданской авиации. Я прислушался к разговору и услышал как Саша предлагает ей вместо того, чтобы «ей, одной, после работы, сидеть дома», поехать с нами, ненадолго, поужинать, выпить по рюмочке водки в хорошей компании с его новым другом. Несомненно, Саша обладал определенным обаянием, разговор вел в уважительном тоне и не внушал опасений, и наша пассажирка после недолгих колебаний согласилась! Саша два раза крутанул ручку счетчика и сбросил его в ноль. Через пару кварталов мы приехали.

Как оказалось, мы приехали домой к его подруге, она быстро собрала на стол, порезав в салатики всё что было подходящего в холодильнике. Наша компания оказалась легкой и веселой, мы понемногу выпивали, закусывали и разговаривали о пустяках, в общем отдыхали. Потом Саша с подругой уединились в соседней комнате, а я с новой знакомой продолжал болтать. В темном салоне такси, сидя у неё за спиной, я мог слышать только её негромкий разговор, а сейчас передо мной сидела очень красивая полуказашка. По её оживленному разговору, улыбке и блестевшим черным раскосым глазам, было видно, что ей тоже понравилось, как неожиданно приятно сложился её вечер.

Время пролетело незаметно и быстро, водка закончилась, есть уже не хотелось, поздний вечер зачернил окна, Саша засобирался домой. И мы стали разъезжаться, каждый в свою сторону. Я приехал в гостиницу и бухнулся спать. На следующее утро у меня были мысли, а не полететь ли мне самолетом, чтобы еще раз повидаться со вчерашней знакомой – вчера она говорила где ее можно найти в здании аэропорта. Но, я не поехал в аэропорт, вместо этого стряхнул очарование вчерашнего вечера и стал собираться на автовокзал, чтобы ехать в Самару навестить родителей.

Вспоминая те дни, я каждый раз поражаюсь таланту того водителя такси из Уральска. Мало того, что я поездке с ним нигде не испытывал неудобств. А вот можете себе представить, что вы, молодая, симпатичная и приличная девушка садитесь в такси, чтобы проехать несколько кварталов до дома, в салоне кроме таксиста оказывается еще одна сомнительная личность и вас уговаривают ехать неизвестно куда пить водку. Вы бы согласились? Несомненно, Саша внушал порядочность и безопасность, был само обаяние и сразу располагал к себе. Это талант.

Саша, или не Саша, извини, уже выветрилось из памяти твоё имя, если ты это читаешь и узнал себя, большой тебе привет, дружище! И славному городу Уральску! Я вспоминаю вас с теплотой.

Поездка в автобусе до Самары оказалась бы просто скучной, если бы в последний момент перед отправлением в салон автобуса не завалилась бы толпа цыган и расселась бы на передние места без разбора. Стояла летняя жара, люки в автобусе марки ЛАЗ были открыты, но и они не давали даже иллюзии прохлады. Но когда вскоре после отправления пара цыган в пестрых рубашках и кожаных жилетках скинула свои пыльные, стоптанные, пропотевшие туфли, то какой-то кислый и ядовитый смрад от их ног и влажных от пота провонявших носков, никогда не знавших стирки, мгновенно распространился по салону, мало кто из пассажиров не ощутил приступа рвоты. Что удивительно, никто не возмутился, видимо, было себе дороже вступать в перепалку с дружной кодлой цыган. Я тоже терпел и молчал. Но принюхались, стерпели, доехали. В общем, поездка оказалась отвратительной, и только прибытие в Самару оказалось избавлением от этой пытки.

Вот такой контрастной получилась командировка.