Первые и яркие воспо-
минания о Безымянке моего
детства - это немного пыльные
дворы панельных пятиэтажек,
поросшие карагачом и
акацией, и огромные, выше
человеческого роста, сугробы
вдоль тротуаров зимой.


Уральские пельмени

  • Общедоступно
vals 1116 дн. назад

Наступает зима, хотя на улице пока нет ни одной снежинки, а только редкие лужицы на асфальте превратились в тёмные, но не скользкие из-за вездесущей пыли, пятна. Зима чего-то выжидает, но с каждым днем понижает градус. В такую погоду по дороге домой, мне иногда грезится большая тарелка горячих пельменей с бульоном, и чтобы листик лаврушки плавал в тарелке и пара-тройка чёрных горошин перца. И ароматный восхитительный пар. И я сразу вспоминаю пельмени, которые ел в Оренбурге, наверное, вкусней тех пельменей я не едал. Так что, поведаю я о настоящих южно-уральских пельменях, а те, кто ожидал прочесть о клоунах из телевизора могут дальше не читать.

Работал я в то время в одной межведомственной конторе, которая занималась внедрением только-только появлявшегося в России программного обеспечения для персональных компьютеров, да и сами компьютеры только появлялись, ЕС-1840, PC-XT, PC-AT. Помните? «Проц 286, винчестер 20 Mб, флопы косые…» такие фразы были в ходу у продавцов писишек. Ну, вот и меня привлекли в один кооператив. Их недавно разрешили и они полезли на свет как грибы после дождя, вернее, не на свет, а на наличку, которой в то время можно было работать только кооперативам. Почти все продавали компьютеры, но наш кооператив вместе с ними поставлял программы. Любые, какие только были на свете в то время. Такая вот была межведомственная контора. И вот такой кооператив.

Работали мы широко, Россия, Казахстан. И раз послали меня в командировку в Оренбург, в издательство или типографию то ли газеты, то ли еще чего, но в названии были слова «Южный Урал». Не помню точно, да и неважно. Привезли мы им несколько мощных персоналок и программу Ventura Publisher, которую установили, наладили и начали обучать их работников верстать. Короче, внедряли передовые технологии полным циклом.

Оренбург город очень красивый, с древней историей, живут там добрые и трудолюбивые люди. Мы с коллегой жили в гостинице и кушали что придется и где придется. И вот как-то раз коллега предлагает мне прогуляться в обед в столовую, которую ему порекомендовали. Идти не близко, но мы не поленились и пошли. Ориентиром было кольцо троллейбуса. Через несколько кварталов пришли, это оказалась пельменная для водителей троллейбусов. На этой остановке троллейбусы высаживали пассажиров, а водители шли быстро пообедать. Поэтому в этой пельменной очереди было две: одна с высоким приоритетом для водителей, а вторая для всех желающих. Вернее, первой очереди почти не было, водителям выдавали тарелку пельменей почти мгновенно без всякой очереди. Народу было много, видимо, пельменная пользовалась большой популярностью. Но на удивление и вторая очередь шла быстро. Пока мы с коллегой стояли в очереди, я понял почему. Всё было отлажено как часовой механизм.

Пельменная занимала большое помещение на первом этаже здания, особых изысков и украшательств не было. Были только большие просторные столы, человек на шесть каждый, много столов и отгороженная вдоль короткой стены стойкой-прилавком кухня, в которой как заведенные крутились три женщины в белых халатах. Всё так и мелькало в их руках. Одна женщина выдавала готовые порции пельменей в тарелках, она была за прилавком, сбоку от неё на низкой плите стояли две огромных кастрюли, в которых кипела вода и варились пельмени. Из одной кастрюли она наполняла тарелки, а во второй пельмени доваривались. Она ловко орудовала черпаком, время от времени перемещая всплывшие пельмени из второй кастрюли в первую. Процесс был непрерывным. В этом был секрет успеха. Но успех был бы неполным и цикл незамкнутым, если бы не было источника пельменей. В те времена не было никаких Палычей и Сам Самычей и прочих фабрикантов, которые нынче заваливают холодильники магазинов пёстрыми пакетами с замороженными кусочками фарша в тесте.

А источник пельменей находился в руках тех двух женщин на кухне. Вплотную к стене был устроен стол во всю ширину кухни. На одной части стола одна кухарка раскатывала огромный лист теста, размером, ну, побольше развернутого листа газеты, придвигала его широкой стороной к краю стола так, чтобы свешивалась полоска теста примерно пять сантиметров. Потом они ловко раскладывали на самый край стола на тесто частый ряд шариков фарша и заворачивали на фарш свисающий край листа. Затем одна из мастериц брала граненый стакан, и в одно движение накрывала краем стакана шарик фарша под тестом и смахивала готовый пельмень в подставленную коробку, которую держала в другой руке. Ну, чисто автомат – 10 секунд и двадцать штук пельменей готовы! Потом опять свешивали тесто со стола, опять раскладывали фарш, накрывали свисающим краем, потом стакан – и еще 20 пельменей! Кружева из теста, которые оставались периодически отрезались, комкались и присоединялись к общим комкам теста, из которых вновь раскатывали листы. Время от времени эти готовые пельмени подсыпались в пустеющую вторую кастрюлю, и все шло по кругу.

Кроме того, что это было зрелище достойное Цирка дю Солей – всегда же приятно смотреть на виртуозную работу мастеров своего дела, эти пельмени были еще и удивительно вкусными. Вкус этих свежих, ароматных и сытных пельменей я запомнил на всю жизнь. Не думаю, что они были вкусными, только потому, что ели мы, по сути, раз в день. Нам хватало.