Первые и яркие воспо-
минания о Безымянке моего
детства - это немного пыльные
дворы панельных пятиэтажек,
поросшие карагачом и
акацией, и огромные, выше
человеческого роста, сугробы
вдоль тротуаров зимой.


xematek.ru/slot-termin слот термин.

Разводное пиво

  • Общедоступно
vals 2002 дн. назад

Нет, это не ошибка в заголовке, не разведённое, не разбавленное, а именно разводное, от слова «развод».

Мой друг как-то в паре писем упомянул, что он славно прикладывался на днях к пивку. Вроде, ничего особенного не расписывал, а так просто сообщил, но у меня сработал эффект рекламы и мысль отведать ячменного напитка прочно засела в подкорке.

И вот недавно возвращаясь с работы, мой взгляд упёрся в киоск, который находится в аккурат через перекрёсток от моего дома. Сто раз проходил мимо этой будки без всяких позывов, а тут эта мысль из подкорки возьми да и выскочи. И выскочила прямо в центр жажды мозга, если есть такой. Несмотря на относительно позднее время, киоск работал и ноги, забыв про усталость, понесли меня через перекрёсток.

Ещё летом, когда этот киоск как-то встал на моём пути, я купил там полторашечку чешского будвайзера. А через пару недель еще баклажку. Вот во второй раз мне определённо показалось, что это ни разу не будвайзер. Да и продавец был другой, вместо словоохотливой тётки, второй раз был какой-то джигит. И всё, пива я там больше не покупал, укрепившись в убеждении, что более-менее «честное» пиво можно получить только в пивном ресторане. Но надо ещё сказать, что относительно сносным пивом, которое ещё можно назвать таковым, является рязанское «Жигулёвское», это не только моё мнение. А что, цена невысокая, пивовары особо не балуют, да и смысла им нет портить свою репутацию. Хотя рязанскому далеко до самарского, которое прямо с завода, который когда-то строил купец первой гильдии Альфред Филиппович фон Вакано.

Ну, так вот, захожу я в этот киоск и прошу рязанского жигулёвского за 100 р.

- А, нет, - говорит джигит, - кончилось, возьмите «Чешское», за 120 рублей.
- Какое такое «чешское», алтайского завода?

А передо мной еще один страждущий заканчивает укладывать баклажки в пакет, и уходит. Никого не остаётся кроме нас с продавцом.

- Нет, алтайское не хочу, я хотел только рязанского - поворачиваюсь я к двери и собираюсь уже выходить.
- Эй, постой, я налью рязанского, - в глазах джигита почти мольба и смущенная полуулыбка.
- Как вы его нальёте, его же нет?
- А это и есть рязанское… - продавец продолжает внимательно в меня вглядываться, пытаясь уловить реакцию.
- Хм… ну, тогда наливайте…  100 рублей?
- Да, 100, - продавец споро наливает баклажку.

Я оставляю на прилавке сотенную, забираю свою тёмную бутылку и выхожу в раздумьях.

Нынешние пивные киоски – это куча сдвоенных кранов на стене, над ними ценники с сортами пива. А вот шланги подключения к кегам и сами кеги за стеной. И как они там подключены – неизвестно. Вернее, нам неизвестно, зато хорошо известно тем, кто их там навинчивал, надеясь заработать лишнюю двадцатку.

И, ведь, зарабатывают, шельмы!