Первые и яркие воспо-
минания о Безымянке моего
детства - это немного пыльные
дворы панельных пятиэтажек,
поросшие карагачом и
акацией, и огромные, выше
человеческого роста, сугробы
вдоль тротуаров зимой.


  • Блоги
  • vals
  • А были ли мы настоящими фурагами?

А были ли мы настоящими фурагами?

  • Общедоступно
vals 2205 дн. назад

После долгих колебаний решил-таки вернуться к теме куйбышевских фураг. Немногим ранее, я не удержался и разместил в видео разделе сайта клип, подготовленный для состоявшеейся 25 октября в большом концертном зале КРЦ «Звезда» Самары премьере музыкального альбома «Антология куйбышевской дворовой песни».

А еще, годом раньше, на форуме был перепечатан материал, который в то время мне показался забавным тем, что мы, ребята с Безымянки, не могли не быть составляющими той субкультуры 80-х.  Забавно это было тем, что там было красочно описаны такие вещи, о которых я даже не догадывался. Никаких обсуждений этой интересной темы в форуме не возникло. Почему?

Если посмотреть наши школьные снимки, где мы на какой-нибудь природе или на сельхозработах, то у очень многих наших сверстников на головах бабайки. Но, правда, пиджаков, надетых на олимпийку, я  ни у кого из них не замечал ни разу, а тем более таких ужасных фураг из пушистого мохера. Хотя, эти мохеровые появились намного позже, видел их потом на откровенной гопоте, которая, действительно, любила сидеть на корточках в больших компаниях. Вид такой компашки на меня нагонял страх, и если на моем пути попадалась подобная компания, я предпочитал с ними быстро разминуться стороной, стараясь даже не встречаться взглядами. И никогда я не пользовался уроками Коли Кузнецова, который учил однажды по дороге домой, что, если идти целеустремленно, уверенной, размашистой походкой, прямо держа голову, то ни один хулиган не посмеет прицепиться.

Свою первую и единственную бабайку я заимел при содействии одного «В»-шника Саши, я забыл как его зовут полностью. У него была, как мне казалось, классная бабайка, такую в магазине не купишь, а из магазинной, как ни старайся подкладывать в нее поролон, не получишь нужного шика.

Не я один хотел заиметь такую красоту. И вот мы, по-моему, с Виталиком Рейхертом или еще с кем из того же «В», по наводке этого Саши, прикупив по 40 см нужной расцветки драпа, пошли к мастеру. На улицу Каховскую, практически рядом со школой, в один из домов в указанную квартиру. Там нас встретила благообразная дама, без лишних вопросов обмерила нам окружности наших горячих голов и сказала когда заходить за работой.

Через пару дней, помню, мы пришли за своими фурагами и после «здрасьте» кто-то из нас спросил мастерицу готовы ли наши бабайки. На что дама спокойно ответила: - Готовы, только это, молодые люди, называется кепи.

Эх, тётка, что бы ты понимала… Это были настоящие бабайки! Искусно скроенные, ловко сшитые, отпаренные-отформованные на болване они ладно сидели  у нас на головах. В нужные моменты эта фурага часто красовалась у меня на голове, но со временем всё реже и реже, пока она стала совсем неуместной и я её подарил своему дяде.

Так что, возвращаясь к вопросу почему который выше, я могу предположить, что мы до сих пор немного стыдимся этого. Мы, мальчики из физматшколы, хоть и попадали под влияние улицы, временно мимикрировали в основной дворовой среде, но не знали кто такие быки, не сбивались в кодлы и не считали что Ленин тоже был фургапланом. Это было не долго, и этот левел жизни был пройден относительно быстро. Жалко только, что на нём, на этом левеле,  надолго застряли ребята из моей первой школы, а кое-кто так и не прошёл.

И всё же, когда я, бывало,  шел с дворовыми ребятами в сквер Калинина, то бабайку я надевал всегда.